события

«Документа 14»


 
http://www.documenta14.de/en/
10 июня – 17 сентября, Кассель
8 апреля – 16 июля, Афины
 

Двухголовая documenta14, поделенная куратором Адамом Шимчиком между Афинами и привычным Касселем, показала, что кризис современного искусства развивается. Многочисленные перфомансы ставят зрителя перед выбором: либо театр, либо визуальные искусства. А лозунг проекта «Участь у Афин» выглядит крайне двусмысленно: едва ли современный художник, учащийся у античной Греции, сможет не замечать проблем Греции нынешней. Однако, по крайней мере в кассельской части, этот сюжет не просматривается.


  Что же можно увидеть в Касселе? Эмблемой всего проекта стал гигантский объект Марты Менухин «Парфенон книг» — повторение её же акции 1983 года, проведенной в Буэнос-Айресе. Тогда к созданному из арматуры «скелету» Парфенона, художница прикрепила 25 тысяч книг, которые были запрещены еще недавно правившей военной хунтой. Для кассельской реплики книг не хватало, и на Фридрихсплац, где возвели новый Парфенон, установили специальную тележку для сбора литературы. В день превью там законно оказались тома Александра Солженицына, сомнительно — Германа Мелвилла, Роберта Музиля и Макса Фриша, а также совершенно невинные альбомы о джунглях Амазонки и морской археологии. В итоге, вместо сильного художественного жеста получилось банальное высказывание о смерти книжной культуры. Еще печальнее, что к «Парфенону» перенесли скульптуру Вадима Сидура «Памятник жертвам насилия», которая несколько лет стояла на другом конце площади. На новом месте небольшая скульптура смотрится макетом.     
 

 
Основную площадку «Документы» — музей Фридерицианум — целиком заняло собрание Национального музея современного искусства в Афинах: вполне конвенциональная, хотя и не первого ряда, коллекция с Янисом Кунелиссом, Билом Виолой, Джозефом Кошутом, Яном Фабром, Ким Суджа, Моной Хатум и большим количеством греческих авторов. Кстати, многие замечают, как на видео Виолы «Плот» появляется персонаж, напоминающий куратора Адама Шимчика. Другая забавная деталь — видео Оливера Ресслера «Что есть демократия?», в котором показано сожжение флагов стран-лидеров буржуазного мира, всё это на фоне постоянных благодарностей спонсорам — акулам международного бизнеса, беспрестанно звучавшим на превью и открытии «Документы».

По некоторым сведениям, первоначально Шимчик хотел показать во Фридерициануме скандально известную коллекцию Корнелиуса Гурлитта, куда вошли картины, конфискованные нацистами у евреев. Коллекция завещана Кунстхаусу Берна, но музей готов принять только юридически чистые вещи. Физически собрание находится в Германии, но пока идут переговоры, «Документа» не может получить её для выставки. Итоговая замена оказалась явно неравноценной.
 

 
Вторую постоянную площадку — большое пустое пространство «Документа-халле» отвели для общения публики друг с другом и художниками. Логично было бы ожидать, что именно здесь развернется программа перформансов, которых в Касселе великое множество. Но перформансы проходят отдельно, и показывают их в определенные часы для ограниченного числа зрителей. Проблема здесь та же, что и на 57-й Венецианской биеннале: приходится выбирать — смотреть либо выставки, либо перформеров. То и другое в отведенный для знакомства с проектом промежуток времени сделать не получится. 
 
Спасительной для 14-го издания «Документы» стала экспозиция на третьей основной площадке — в Новой галерее. Там создано превосходное многоплановое зрелище, умное, эмоциональное, познавательное. Оно построено на пересечениях разных искусств и времен.

Одно из таких пересечений связано с именем Йозефа Бойса. В постоянной экспозиции Новой галереи находится его инсталляция с фирменными санками, войлоком, жиром и старым микроавтобусом «Фольксваген». Эта работа создана специально для Касселя и носит название «Комната для Новой галереи». Рядом с ней размещен объект Петра Уклански «Настоящие наци», который состоит из 203 портретов, людей как очень известных, так и безымянных, главарей режима и нижних чинов. Среди них — красавица Лени Рифеншталь и … молодой пилот «Люфтваффе» Йозеф Бойс. Веская причина подумать о преступлении и великодушии, грехе и его искуплении.
 

 
С этими произведениями перекликается проект Марии Айхорн «Институт Розы Валлан. Библиотека и читальный зал», посвященный фантастической женщине, участнице французского сопротивления, которая во время второй мировой войны составляла списки похищенных нацистами произведений искусства, а после войны занималась их поисками и реституцией.

От Айхорн идет линия к той самой коллекции Гурлиттов. Это, прежде всего, два вида афинского Акрополя, созданные в середине XIX века Луисом Гурлиттом, представителем семьи; а также картина Макса Либермана «Всадник на берегу моря» 1908 года. Работа из той же серии 1901 года, была сначала конфискована, затем находилась у Корнелиуса Гурлита, была возвращена законному владельцу и продана им в 2015 году. В 1917 году художник Конрад Феликсмюллер создал портрет военной медсестры Корнелии Гурлитт, сестры основателя коллекции — Хильдебранта Гурлитта. Через два года девушка покончила с собой, но её рисунки сохранились и теперь выставлены на «Документе».
 

 
К теме «Война и искусство» также относятся «Бенинские бронзы» — полуметровые медные скульптуры, изображающие местных божеств. В начале ХХ века англичане вывозили это искусство из Африки и продавали по всей Европе.
 
Еще одна линия связана с основателем «Документы» Арнольдом Боде. Рядом висят портрет Боде, выполненный Герхардом Рихтером; шарж, сделанный самим Бода на художника Карла Лейнхаузена; и мрачный автопортрет последнего. Тут же фотография Боде, работающего над развеской второй «Документы», которую сделал в 1959 году молодой и никому тогда не известный студент Ханс Хааке.  
 
Обычная для «антибуржуазной» выставки тема бедности и честного труда объединила рисунок «Милостыня от нищего в Орнане» Густава Курбе, бронзовую «Русскую нищую» Эрнста Барлаха и восемь картин Павла Филонова, которому отведен специальный зал. Все принадлежат Русскому музею, главная — «Формула весны».
 
Еще один специальный зал посвящен пронзительной судьбе трансвестита Лоренцы Бюттнер, она же — Эрнст Бюттнер. В 8 лет мальчик от удара током потерял обе руки. Он научился рисовать ступнями и держа кисть ртом — на «Документе» выставлен автопортрет во всю стену. Позже, сменив пол, Бютнер стала перформером и активистом, умерла от СПИДа. На выставке представлен фотоархив Бюттнер.    
 

 
Свежим пространством для «Документы» стала «Новая Галерея» в бывшем здании почты. Ярче всех здесь выступила Марет Анне Сара из Норвегии, которая показала занавес из черепов северных оленей и протоколы судов, состоявшихся по искам, которых художница подавала против министерства сельского хозяйства и продовольствия, заставлявшего оленеводов «браковать» животных, чтобы уменьшить их поголовье. В камерных залах галереи также выставлены «Mail Art Collaboration» — опыты визуальной поэзии Рут Вольф-Райнфельд. Эти листки машинописи визуально рифмуются с текстами Дмитрия Александровича Пригова из серии Обращение к гражданам». Увеличенные копии и переводы выставлены в пресс-центре «Документы». Один из текстов напрямую отсылает к девизу «Документы» — «Учась у Афин»: «Граждане! Древние были не умнее нас, делая те же самые ошибки — это как-то даже успокоительно!»
 

 


Дмитрий Новик

 
Удобная подписка на Ваш iPad или iPhone
новый номер

Журнала

_iskusstvo_N2_2017_cover_s.jpg

Во второй части нашего сдвоенного номера, посвящённого северным странам, мы рассказываем об общественных пространствах Дании, норвежской культурной политике, самых важных объектах северной архитектуры и дизайна, а также о лучших музеях и галереях Копенгагена, Осло, Рейкьявика, Стокгольма, Торсхавна и Хельсинки.

Основан в 1933-м году и был первым в СССР периодическим изданием по изобразительному искусству и за годы своего существования приобрел большой авторитет, как у отечественных, так и у зарубежных специалистов и любителей искусства.

Искусство - диалог, в котором собеседник молчит. Григорий Ландау