мастерская художника

Интервью с художником Евгением Сахацким




На площадке специального проекта поддержки молодых художников ЦСИ ВИНЗАВОД «СТАРТ» открылась дебютная выставка Евгения Сахацкого «Ничего нового», которую можно посмотреть до 13 августа.  О том, что такое «гоп-арт» сегодня и почему политика и искусство не очень сочетаются, мы поговорили с художником в его мастерской.

 
- Расскажите, как вы попали в проект «СТАРТ» Винзавода?


 О проекте узнал из интернета года 2-3 назад. Сначала я даже не думал пробовать свои силы, но месяца 3-4 назад решил отправить заявку. Изначально, я хотел попасть на Московскую биеннале современного искусства. Но получилась так, что оказался в проекте «СТАРТ».




- Вы давно занимаетесь живописью? Быть может, получили специальное образование?


По образованию я антрополог. (Смеется)

- Это очень даже неплохой бэкграунд.


Но рисовать я любил всегда. В детском саду, в школе всегда отмечали. Но это я всерьез никогда не воспринимал. Поступил в институт, забыл про это. Но года четыре назад достал свои засохшие акварельные краски и начал рисовать. Потом стал посмелее и решил попробовать акрил, а затем дорос уже до масла. 





- Как долго шла работа над выставкой?


В течение месяца, как мне сказали, будет выставка. У меня было небольшое количество работ, штук 5-7. Остальное я готовил к выставке. 

- Выставка заявлена как возвращение к стилю гоп-арт. Вы согласны с подобной трактовкой? Почему именно гоп-арт, а не, скажем, «стрит-арт»? Как бы вы сами определили свое творчество?


Наверное, на данный момент гоп-арт кажется чем-то более абстрактным. Не так, как это было вначале с надписями «Adidas», матом и прочим. Сейчас под этот термин можно подогнать многих художников. На Западе тоже могут рисовать эти окраины, этих людей, но такого определения у них нет. Для меня это условность. Я рисовал и вообще не задумывался над этим вопросом. Просто рисую и ищу что-то свое. 


- Обращение к окраинной субкультуре –  это концентрация на локальности искусства или попытка отодвинуть установленные границы?


Я бы сказал, что хочется раздвинуть границы. Все-таки это незаезженные сюжеты, на них мало обращают внимание. В какой-то степени это мое альтер эго.   





- «Гоп-арт» - это такая критика микрокультуры арт-сообщества. Но не является ли  некое условное сообщество окраин тоже микрокультурой? Не становится ли это своеобразной экзотикой, которую вы предлагаете так называемым интеллектуалам?


Я думаю, так и есть. Ещё учитывая, что я художник-самоучка. Но это только начало, только старт. Все будет еще трансформироваться, так или иначе. Мне вообще не хочется оставаться в рамках чего-то одного. 







- Сейчас крайне популярны такие локальные мифологии, особенно в музыке. Самые востребованные артисты, в частности, рэперы (Хаски, Оксимирон, ATL)– это люди контркультуры, «люди с окраин», из совершенно разных городов, так называемые «маргиналы». На Ваш взгляд, откуда возникает такой интерес к локальности, к субкультурам? 


Наверное, просто все уже приелось. Всегда хочется чего-то нового, хотя это и может быть забытое старое.  Сам по себе русский рэп или русский рок отличаются от рока и рэпа как таковых. Это все равно часть общей русской культуры. Даже тот же Тимати, который копирует западных исполнителей, создает русский рэп. 





На Западе самые известные современные русские художники – это Петр Павленский и Pussy Riot, так как их искусство очень тесно связано с политикой. Как Вы к этому относитесь? Искусство должно реагировать на политику?


Лично для меня,  не должно. Но если кто-то выбирает такой путь, то почему бы и нет? Я не хочу вмешивать политику, ее итак слишком много. Она лезет отовсюду:  из кино, книг, телевизора. Хочется от этого отдалиться. Но кто-то в моих картинах видит политические отсылки, хотя у меня такой задумки не было. 
 

Беседовала Амаль Авезджанова
Фотографии Дарьи Эпин

Удобная подписка на Ваш iPad или iPhone
новый номер

Журнала

_iskusstvo_N2_2017_cover_s.jpg

Во второй части нашего сдвоенного номера, посвящённого северным странам, мы рассказываем об общественных пространствах Дании, норвежской культурной политике, самых важных объектах северной архитектуры и дизайна, а также о лучших музеях и галереях Копенгагена, Осло, Рейкьявика, Стокгольма, Торсхавна и Хельсинки.

Основан в 1933-м году и был первым в СССР периодическим изданием по изобразительному искусству и за годы своего существования приобрел большой авторитет, как у отечественных, так и у зарубежных специалистов и любителей искусства.

На этом искусство не заканчивается